October 3rd, 2006

Ещё раз про Парфюмера

Сегодня пришла по рассылке рецензия Экслера. Поставил одни пятёрки. Большая редкость. Согласен с ним, что хорошая (ладно, отличная :) экранизация и отличная игра некоторых актёров, а в остальном... А в остальном оценки расходятся из-за разного восприятия первоисточника. У нас разные отношения к роману. Он говорит о нём с восторгом, а я не знаю, чем тут восторгаться. Может чего не вкурил? Пытался перечитывать и не смог. Невыносимо скучно. Парфюмер - хорошая затравка для разговоров, но шедевром, который можно перечитывать за разом раз, я назвать эту книгу не могу.

Мама, мы все тяжело больны... Мама, я знаю, мы все сошли с ума...

Когда-то, в восьмидесятых, я знал многие его песни наизусть. Ходил напевая и иногда даже напевал их знакомым, которые были совсем не знакомы с творчеством Цоя, но, мне показалось, они ничего не поняли и виноват не Цой,а моё умение петь и, как это ни странно, сами знакомые, которые в гробу видели весь этот русский рок. Я пел про "троллейбус, который идёт на восток", про восьмиклассницу, про то, что "ты за этой стеной", про "алюминиевые огурцы на брезентовом поле". Его песни были простыми и честными. Я ничего не понимал, да и сейчас не понимаю, в музыке, но слова были какими-то искренними, были его словами, словами из сердца и с тех пор я навсегда приобрёл критерий для различения "настоящей" музыки и "не настоящей". Потом я вдруг стал "умным" и "взрослым", его песни стали мне казаться какими-то слишком наивными и недостаточно интеллектуально насыщенными. Вроде как Гребень - это круто, а Цой - это отстой. И над любителями Кино я издевался со своих высот...

Сегодня наткнулся на комьюнити посвящённое Цою: ru_tsoy. Нет, я не искал Кино. У меня теперь своё кино.


И сейчас, сегодня, я говорю себе его словами: "мы все тяжело больны... , я знаю, мы все сошли с ума..."

(no subject)

Однажды, после трудовой ночи, словно этой ночи было мало, мы сели с одним человеком за разговор на фоне злоупотребления чего-то итальянского разбавленного водкой. Он с жаром мне рассказывал о своём открытии, что бухгалтерия это просто, что теперь он в этом во всём разбирается и что теперь-то ясно, что делать. Хе-хе, про себя говорил я, а сам со вниманием в глазах слушал. Это ж первая ступенька в познании. Если не останавливаться и двигаться вперёд, то эта первая ступенька покажется детской игрой и баловством и сам себе ты будешь казаться самоуверенным балбесом с высот второй ступеньки. А сколько их ещё впереди?... Так я думал про себя и предвидел проблемы, если у него кроме первой ступеньки других не будет.
И так во всём. Мы открываем дверь в храм, в восторге замечаем великолепие убранства и уже считаем себя посвящёнными, хотя способны только на культ карго.

Дождь

Дождь за окном. Во френдленте дождь. Люди грустят и их грусть, словно капли дождя по стеклу, тихо стучит в моё сердце...
Хорошо, когда дождь за окном! Это лучше, когда светит сентябрьское нежаркое солнце, где-то желтеет и осыпается листва, а ты в этом офисе сидишь. Потому и хорошо, когда дождь за окном. И ещё там промокшие и озябшие ветви деревьев, как-то уныло поникшие. А здесь тепло, сухо и сейчас я заварю себе чай.