January 22nd, 2015

Остров сокровищ

В детстве почему-то "Остров сокровищ" не читал. Помню как-то раз про себя сетовал, что жил в деревне, очертить круг чтения было некому и читал я всякий мусор, что под руку попадётся (благо в школьную библиотеку у меня был свободный вход). А потом как-то стал составлять список книг, которые надо было бы прочитать детям и с удивлением обнаружил, что почти всё, что надо было в детстве прочитать, я прочитал. А вот "Остров сокровищ" - нет, но я себя утешал тем, что смотрел и фильм и смешной мультфильм. Так вот, купил книгу Сашке, а сам в одну бессонную ночь и прочитал. Про то, какая это классная книга, рассказывать не буду. Это и так все знают. Но про шероховатости перевода расскажу.
Книга переведена Николаем Чуковским (сыном знаменитого детского писателя).
Первое, что мне бросилось в глаза, был этот текст из 4-й главы: "К счастью, мы проходили возле какого-то мостика". Дело происходило прямо около трактира "Адмирал Бенбоу", который по совместительству был домом Джима, рассказ ведёт Джим, которому вся местность вокруг должна быть хорошо известна и вдруг "какой-то мостик". Полез в оригинал, а там: "We were just at the little bridge..." Я так понимаю, в данном случае определённый артикль служит как раз для того, чтобы отметить, что мостик не "какой-то". Хотя, конечно, я могу заблуждаться по поводу "the", но "какой-то мостик" рядом с домом никак сказать нельзя.
Потом я полез в интернет искать другие и переводы и наткнулся на статью "Кто ограбил автора "Острова сокровищ". Дела-то, оказывается, совсем плохи :) По моему, автор этой статьи слегка перегибает палку, но в главном он прав - перевод не адекватный.
Интересно, а существует ли адекватный перевод? Здесь приведены 10(!) переводов. Который же из них самый "правильный"?
На флибусте я нашёл ещё перевод О. Григорьевой. Там мостик не "какой-то", но зато всё остальное какое-то корявое.
Tags:

Астрид Линдгрен

Сашке на лето было задано прочитать несколько книг. Среди прочих и "Пеппи Длинныйчулок". Книжку эту мы прочитали и у меня осталось какое-то странное впечатление. Сейчас читаем истории про Карлсона. И я понял, почему это впечатление было таким странным. Линдгрен использует такой приём: вводит в повествование пару героев. Например, "Томми и Анника" в Пеппи. И вот на протяжении всей книги эти "Томми и Анника" неразлучны, как Карл Маркс и Фридрих Энгельс. У них нет своих лиц и характеров. Просто безликие декорации. В Карлсоне уже обнаружилось две пары. Это "Боссе и Бетан" - брат и сестра Малыша, и "Кристер и Гунилла" - приятели Малыша. Почти всюду эти пары неразлучны и на них только язык заплетается. Вот кто бы мне объяснил, зачем такие парные картонные декорации?
Tags: