Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

"В кусочки"

Из классиков и из фольклора я знаю про нищих, которые ходили по деревням и побирались. Все эти нищие сливались у меня в какое-то единое явление, которое рождалось примерно по одному сценарию: жили хорошо, пришла беда, разорились, пошли по миру. Туда же и босяки, то бишь «золотая рота», хорошо знакомая по Горькому, обитатели ночлежек и т.д. Но, оказывается, есть нюансы. И выражения «пойти с сумой», «пойти по миру» скорее не о тех нищих, которые только попрошайничеством промышляли, а про обычных крестьян, которым хлеба до нового урожая не хватило.

Читаю «Письма из деревни» Александра Николаевича Энгельгардта и кроме сведений, которые мне и ранее были так или иначе известны, нахожу отрывок про кусочки.

Под катом привожу полный текст, а для тех кому лень читать кратко излагаю. «Пойти в кусочки» — это не окончательно перейти в разряд профессиональных нищих, а способ для крестьянской семьи дожить до нового урожая. С сумой вначале отправляли детей и стариков, но и сам хозяин тоже мог «пойти в кусочки». Только хозяйка никуда не ходила, т.к. ей нужно смотреть за скотиной. Нищему могли отказать, а отказать просящему кусочка хлеба считалось грехом. Вот так всем миром крестьяне и спасались от голодной смерти и от полного разорения.

Collapse )

Моя мать при случае вспоминала пословицу: трое суму надевают, а семеро снять не могут. Я всегда это понимал так, что перейти от труда к паразитизму легко, а вот назад путь уже заказан. По сути понимание не изменилось, но нюансы добавились.

UPD

В конце первого письма есть примечание:

Первое «письмо» А. Н. появилось в 1872 году в «Отечественных записках», которые редактировал тогда Некрасов. Вот что говорит покойный Сергей Атава (Терпигорев) о впечатлении, которое произвело это «письмо»: «На него тогда же все обратили внимание. С ним одни соглашались, другие нет, но его читали все, всех оно волновало, как это бывало всегда с произведением из ряда вон. Ждали следующего письма „из деревни", но дождались его только в следующем году. С тех пор — одиннадцать лет — в одной из последних книжек „Отеч. зап." каждого года являлось письмо „из деревни", с которого обыкновенно и начиналось чтение этой книжки журнала… „Из деревни" должна сделаться настольной книгой каждого образованного человека… Ее обязательно должны прочитать в России все — от студента до министра» (см.: «Золотая книга» II «Новое время». 1882. № 2321). — Примеч. Н. Э.

Так вот, слова «Её обязательно должны прочитать в России все — от студента до министра», думаю, актуальны и в наше время.

Страна Тунисия

Sunrise in Hammamet

Впервые мы слетали на курорт в другую страну. Нельзя сказать, что это был отдых (второй день отоспаться не могу), но всё же было много удовольствий, ради которых стоило и помучиться.

Collapse )
Дачник

Титановый ящик

В прошлые выходные поехал в деревню. Это не открытие сезона, а так, первая вылазка. Делал ножички. Для одного нужна была миллиметровая нержавейка для вставки в рукоять. Нержавейку я практически не использую и в мастерской у меня ничего подходящего не было. Вспомнил, что когда зимой очищали чердак от старого хлама мне попался металлический ящик, про который Ирина сказала, что он был сделан её дядей для перевозки и хранения двухкассетного магнитофона (оцените пиетет). Мне показалось, что он из нержавейки. В общем, начал я резать крышку болгаркой и был очень удивлён снопом искр подозрительно пышным (примерно таким). Так обычная нержавейка не искрит. И алмазные диски так быстро не кушает. Да и тяжелее нержавейка (это я уже позже сообразил).
Конечно, точно утверждать я не могу, но другого такого металла серого цвета, лёгкого и с такой искрой я не знаю. Думаю, что это титан.
Дядя работал на Кировском заводе сварщиком и, видимо, не был ограничен в выборе материала. Меня восхищает сама идея сделать металлический ящик для магнитофона, пусть и предмета роскоши советских времён. Ну а что? Титан - правильный выбор. Благо на складе его хоть... бутерброды заворачивай.

Бабушка

Оба деда умерли в 1966 году за два года до моего рождения. Их я знаю только по фотографиям и рассказам родителей. А бабушек я застал. Одну, отцову мать, звали все бабулей (пошло от внука Веньки), а другую просто бабушкой, бабушкой Женей.
- Бабушка, у меня глазки голубенькие голубенькие, как ягодки.
- Да, внучек, да.
- Бабушка, у меня щёчки красненькие красненькие, как яблочки.
- Да, внучек.

Мать работала, а бабушка оставалась со мной “сидеть”. У меня было странное развлечение. Как только бабушка выходила из дома за чем-нибудь, так я тут же дверь запирал изнутри на крючок. И как она меня не упрашивала, я не открывал. Ей приходилось даже привязывать меня к кровати, на то время, когда она выходила из дома. Ещё петля была обмотана какими-то тряпками, чтобы затруднить мне закрывание. Этот фокус я проделывал и у нас дома и в доме бабушки.
В бабушкином доме пахло керосином. У неё, кажется, был примус, в общем, керосинка какая-то.
Сидим у бабушки дома за столом, пьём чай. Я тогда сделал первое “научное” открытие. Если мешать чай слева направо, то он будет сладкий, а если наоборот, то не очень сладкий. Мимо дома проехал трактор с санями.
- Бабушка, когда вырасту, то стану трактористом и буду тебя катать на тракторе.
- Я буду тогда старенькая…

Над домом пролетел кукурузник.
- Бабушка, когда вырасту, стану лётчиком и тебя прокачу.
- Я буду старенькая и мне будет не удержаться в кабине...

У бабушки кровать была за пологом. Иногда я устраивал представление. Уходил за полог, раздвигал занавески и громко восклицал: “выступает Коля Нефтев”. Потом следовало исполнение песен “потолок ледяной”, “и хлеба горбушку и ту пополам”, может что-то ещё, но я не помню.
Однажды я ушёл играть на край деревни к Леоновым. У них была дочка Наташка, старше меня на год. Мы с ней играли в “хозяйство”. Потом прыгали через канаву. Я один раз не допрыгнул и перекупался. Как раз пришла бабушка с прутом. Попросила какую-то тряпку у Леоновых, сняла с меня мокрые штаны и сделала из тряпки что-то вроде юбки, закрепив на поясе проволокой. Потом, не зло и не больно, подгоняла меня прутом по дороге домой. Кстати, у нас дома на потолке за проводом всегда был прут, который называли “берёзовой кашей”. Но я что-то не припомню, что бы его пускали в ход, только грозили.
Моя любимая бабушка прожила недолго. Когда мне было пять лет, она умерла. В пять лет такие потери не осознаёшь. Мы шли с Витькой куда-то к реке Лютке. Бабушку ещё не похоронили. Я спросил Витьку: “тебе жалко, что бабушка умерла?”. Он меня оборвал: “заткнись”. Ему было 12 лет тогда и он очень сильно переживал.
Когда бабушку хоронили я плакал вместе со всеми. Отвезли на кладбище в Тресно. Закопали. Я первым вернулся к бортовому грузовику, забрался в кузов, в котором был откинут задний борт, и, когда народ стал подходить к машине, стал танцевать “яблочко”.

Новые ножики

1. Клинок Бирюкова № 6 110Х18МШД. Латунь, кость, дуб. Первый раз работал с костью. Думал, будет сложнее, но оказалось, что кость не крепче дуба. Кость была добыта при приготовлении холодца и немного поварена в отбеливателе. Дуб диагонального отпила. Такой отпил, на мой взгляд, больше всего раскрывает красоту дуба. Заготовки диагональные очень быстро сохнут. И пропитываются готовые рукояти тоже очень хорошо.
SG103520

Collapse )

Любителям помечтать о баварском пиве с сосисками в сданном Ленинграде