Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Контрабанда

Подумалось как-то, что иностранное кино и литература — это, своего рода, контрабандный товар. Это заглядывание в душу другого народа, минуя обычные, и невозможные для большинства, ритуалы. Никакие туристические поездки не позволят вам туда заглянуть. 

Про смыслы

Гуманитарии хвалятся, что порождают смыслы, а сами, в лучшем случае, порождают каламбуры.

P. S. Говорят, что русская литература выросла из гоглевской "Шинели". А вся литература вообще выросла из каламбура. Любой роман - это разросшийся до неимоверных размеров каламбур.
nemtsev.ru

Дети мои, Гузель Яхина

дети-мои

Я обрадовался, когда узнал, что вышел новый роман Гузель Яхиной. Читаю, уже страниц 100 прочитал, и, вроде, не оторваться и в то же время так и вертится на языке "не верю!"
Уже одно то, что читаю беллетристику - хорошо. Поднадоел уже этот нонфикшн.
Прекрасный язык. По первому роману уже было понятно, что Яхина - мастер слова. Читать - большое удовольствие. Поразительное внимание к мельчайшим деталям. Яркие метафоры. Что и удивительно. Если бы эта история была изложена эпическим языком (грубыми мазками, чистыми цветами), то, думаю, поверил бы. Детали всегда можно додумать. А тут тонкой кисточкой все травинки прописаны, а вот капли живой воды не оказалось.
Я, наверное, ещё с детства слышал о немцах Поволжья, но только общую информацию. Что при Екатерине приехали, во время войны их депортировали. В общем, и всё. И было любопытно именно с точки зрения "а кто они такие?" Гузель пишет, что немцы жили обособленно, из русского языка знали сто слов для торговли на ярмарке. Что староста, чтобы не пропустить смерть очередного государя и успеть сменить портрет, вынужден был выписывать газету. На хуторе работают "киргизы" (казахи) и учитель их языка не знает. В общем, за 150 лет никаких намёков на ассимиляцию. Хотя, м.б., при архаичном хозяйстве так оно и должно быть.
Но исторические детали - это так, к сведению. Не верю я героям, независимо от национальности. 17-ти летняя девочка, просидевшая всю жизнь на хуторе и не захотела уехать в Германию. Это как-то, извините, из пальца. И почему? Влюбилась в шульмейстера, которого даже ни разу не видела. Что не видела, это ещё раз "не верю". На её бы месте любой нормальный живой человек исхитрился бы, но хоть через какую дырочку да посмотрел бы на предмет своего вожделения. В общем, всё насквозь искусственное, несмотря на прекрасный язык.
Как повод поинтересоваться историей поволжских немцев - подойдёт. Как вымысел, над которым "слезами обольюсь" - нет, не тянет.
Дачник

Ванда по имени Рыбка

На выходных Латынина разродилась очередным Кодом доступа и первым делом завела речь про ту самую Рыбку...
"Я тут ее осилила вопреки советам Навального не читать и, кстати, получила много информации, потому что, знаете, как сказал Юнг, что литература – это, конечно, большой подарок для психиатра и тут же прибавил: «Я, конечно, имею в виду плохую литературу». Вот это большой подарок для психиатра"
И она так долго рассказывала про то, какая эта рыбка дура набитая и т.д. Ну, положим, дура. Только появляется ощущение, что этот текст Латыниной как раз тоже уже большой подарок для того самого психиатра (и глупость и ложь там чуть менее, чем полностью).
Во всей этой истории меня больше всего удивляет как раз наличие ума там, где ему не следует быть и полное отсутствие там, где он должен быть (во всяком случае, простым людям хочется в это верить).
Дачник

Битва двух империй, Олег Валерьевич Соколов

Олег Соколов в этой книге пытается ответить на вопрос, почему таки Наполеон пришёл с Россией воевать. Не про войну 1812 года, а про причины. На 12-м году всё и заканчивается. Книгу я только начал читать, но иногда она у меня вызывает буквально восторженные чувства. Я знаю, что Соколов - франкофил и наполеонофил, но это ничуть не умаляет его работы. Пусть это будет взгляд "с той стороны" (хотя это и не так), но такой взгляд тоже очень важен для понимания проблемы.
Дачник

Апология подсолнуха

Каждый год я сажаю подсолнухи. Люблю семечки. Они у нас не успевают созреть до такой степени, как это происходит с ними в краях по-южнее, но вот именно такие семечки я и люблю. Для того, чтобы они к концу августа - началу сентября созрели, нужно сажать их дома в стаканчики где-то в середине апреля, а потом, после того как прорастут пересаживать в грунт. Заморозков они не боятся, напрасно я переживал. В этом году их и морозило и снегом несколько раз засыпало, но кратковременный холод они переносят легко. Это не помидоры (которые в парнике в этом году помёрзли) и не огурцы.
В общем, каждый год я сажаю подсолнухи, но только в этом году они меня радовали как-то особенно. Зацвели они только в конце июля. И, как зацвели, каждое утро они встречали меня своими радостными лицами. Одному я даже дал имя "Восторженный подсолнух":

Когда было солнышко я его фотографировал.
Кстати, вы в курсе, что как масличное растение он стал использоваться только в 19-м веке и произошло это в России? И сделал это обычный русский крепостной крестьянин Дмитрий Бокарёв. Он и вывел первые сорта. И уже потом из России культурные сорта распространились по всему миру. Ну как тут не вспомнить книгу "Микробы, ружья и сталь" и не заметить, что всё-таки с индейцами было что-то не так, если они за тысячи лет не смогли до такого додуматься.

Подсолнухи я посадил в две очереди. Вторая очередь недавно тоже зацвела.

K3_18279

Collapse )
Дачник

История Рима, Ковалёв Сергей Иванович

Сериал "Рим" обновил интерес к римской истории и в кладовых планшета, кроме Моммзена, оказалась книга Ковалёва. Помимо изложения истории (очень увлекательного), подробно описаны источники. Просится на реальную книжную полку. И ещё Полибий. Но в магазинах пока пусто. Кроме третьего тома Полибия, ничего нет.
Дачник

Священный целлулоид

За 12 лет пользования цифровыми устройствами для фиксации изображений накопилось ~300 гигов фотографий (jpeg). Добрая половина (это я оптимистично) просто шлак, который надо было давно удалить, да всё руки никак не доходят. Но оставшаяся половина - это изображения людей, которые (изображения) мне и моим близким дороги как память. И ношусь я с этим архивом как с писаной торбой. Существует, как минимум четыре копии на разных винтах (на двух ноутах, на NAS-е и на винте, который просто отдыхает в ящике), причём копии уже порядочно рассинхронизированные. Что-то я печатаю 10х15 (сейчас лежит большая пачка не рассованная по альбомам), совсем редко А4. Случись чего, не дай бог, и всё это просто пропадёт. Ничего потомкам не останется. Только 10х15.
Это я по поводу последних веяний. Если пропадут мои записи ЖЖ, мир ничего не потеряет, но моим потомкам вполне может быть интересно, чего я тут выплёскивал время от времени из своей головы. Копии записей уходят на n.nemtsev.ru, но это ещё один цифровой архив, который проживёт не долго. Печатать глупо - бумаги не стоит. Одно остаётся - забить и не париться :)
Недавно проявлял ч/б плёнки, которые пролежали в холодильнике до двух лет. И вот, думаю, а ведь эти плёнки - и есть твёрдые копии. Пусть из них не так легко будет в будущем извлечь изображения, но при желании будет можно. Ч/б я только оставшиеся 10-к плёнок добью и больше связываться не буду. Моя нынешняя камера ч/б плёнку уже догнала по динамическому диапазону. А из других преимуществ - только тёплое ламповое зерно. Короче, надоело. Химикаты протухают, на новые тратиться не охота. Буду только на любительскую цветную снимать, пока минилаб не закроют. Кстати, заметил, что из 36 кадров редко бывает больше одного, который стоит напечатать.
("Священный целлулоид" - это, если кто не знает, так плёнка названа в S.N.U.F.F.-е у Пелевина)
Дачник

Страшные сказки, Маттео Гарроне, 2015

Настоящее кино можно опознать и по небольшому фрагменту. У меня так получилось со "Страшными сказками". Включил телевизор как раз на том месте, где принцесса в рваном платье просит спасти её от мужа людоеда (это в самом конце фильма). Вспомнились какие-то сказочные штампы и казалось сейчас принцеса спасётся и будет хэппи энд, но то, что последовало потом не соответствовало никаким известным мне сказкам.
С детьми смотреть не надо. Это для взрослых.